МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ
​Государственное бюджетное учреждение Республики Крым «Музей-заповедник

Красный сарафан

Инсталляция посвященная женскому рукоделию 70-90-х гг. XX века в СССР

   В Советском Союзе к 70-м гг. ХХ в. доля городского населения составляла около 56 %, к 90-м гг. -достигла 66 %. Бабушкины сундучки-коробья перекочевали под кровати, а затем и на антресоли городских квартир. Унылый ширпотреб в магазинах, отсутствие даже женского белья нужных размеров сделало рукоделье не только прихотью, но и необходимостью.

   Рукоделье переживало возрождение в новых формах, подчиняясь волнам моды. Полосатые вязаные купальники a-la Missoni, платья и сарафанчики «как в кино».  Модели копировались с киноэкрана, а уж раздобыть зарубежный каталог, а тем более журнал мод, было большой удачей.

   Первые уроки шитья и вязания, вышивки девочки уже часто получали не в семье, а в кружках «Дома пионеров» и в школе. В кружки мягкой игрушки, шили зайчиков в штанишках, мышек в юбочках, а в некоторых, особенно продвинутых, даже авангардных тараканов, набитых бумагой и пенопластом, а потому шуршащих при прикосновении. Любимым персонажем начала 80-х был олимпийский мишка. Его милую фигурку воспроизводили не только в сувенирах из керамики, металла, принтах футболок, но и в рукоделии – в технике аппликации, вышивки, прежде всего в детской одежде.

    На уроках труда первой моделью, которую самостоятельно осваивали школьницы, был фартук. Учились моделировать, выкраивать из ткани, выполнять различные швы на швейной машинке. Старшеклассницы, успешно освоившие программу, вполне могли самостоятельно сшить себе модный блейзер и даже пальто.

   Самой сложной задачей для мастериц того времени было «достать» ткань.  За «матерьялом» ездили в столицы, поскольку снабжение было разным в зачастую непредсказуемым.  В крупных городах, отстояв очередь, можно было купить не только ивановские ситчики и штапели, но и что-то импортное, что особенно ценилось. В сельпо можно было обнаружить невостребованное английское пальто (слишком дорого и непрактично для деревни) и подогнать по размеру. Часто купленные вещи перешивались по модной выкройке, их дополняли другими пуговицами, отделкой. В начале 90-х, когда прилавки государственных магазинов опустели окончательно, и что-то можно было купить только по специальным талонам, можно было раздобыть ткани в военторге. Так появлялись целые коллекции цвета хаки в стиле сафари и милитари.  Хорошая пряжа тоже была «дефицитом», поэтому умелицы осваивали не только вязание, но и прядение. Очень пригодились вывезенные из деревни прялки. На рынке покупали козью или овечью шерсть, пряли, красили, вязали, и появлялись свитера, носки, детские шапки и варежки. Обычным знаком внимания девушки понравившемуся ей молодому человеку в то время был связанный ей собственноручно шарф. Жёны вязали жилеты и свитера своим мужьям. С появлением моды на занятия аэробикой, популярность приобрели вязаные полосатые гетры, головные повязки, из тонкой хлопчатобумажной пряжи вязали даже спортивные купальники.

   Отдельного рассказа заслуживает фурнитура того времени.  Негосударственное производство пуговиц и лейблов на манер заграничных, «цеховое» производство кожаных поясов, обуви, сумок во второй половине 80-х перерастает в кооперативное движение. И в начале 90-х уже вполне можно было купить на рынке ещё влажные свежесваренные «пирамиды». Назывались так джинсы, на поясе которых сзади красовалась огромная бляха жёлтого металла с верблюдом на фоне пирамид. Оригинальные джинсы были маркером социального статуса, купить их в магазине было очень сложно, обычно их привозили из заграничных командировок, доступ к которым был открыт только элите. Купить джинсовые вещи можно было у фарцовщиков или у моряков в портовых городах. Такие сделки совершались тайно, в подворотнях, и у любой джинсовой вещи была привлекательность «запретного плода».

 Важным источником тканей оставались бабушкины сундучки, а для кого-то и трофейные чемоданы. Мода на этностиль извлекла в 70-е, а затем и в 80-е из забвения льняные холсты, плетёные кружева, лифы и лямочки дачных сарафанов вновь украсила вышивка. Особенностью использования тканей в то время были многочисленные «реинкарнации»: бабушкино крепдешиновое платье могло стать блузкой, отцовская куртка производства Монголии с лёгкостью превращалась в ультрамодную кожаную юбку – наряд для дискотеки.

   Как и тысячи лет назад, любимым украшением оставались бусы. В советских ювелирных магазинах был богатый ассортимент украшений из самоцветов, можно было приобрести и классическую жемчужную нить.  Особым шиком была модная бижутерия, брошки «Яблонекс», стильные колье и серьги геометрических форм. С появлением в продаже полимерных пластических масс для рукоделия, мастерицы в домашних условиях начали лепить и варить себе бусы и прочие украшения. Самостоятельно делали украшения из дерева, косточек, раковин. Производство подобных сувениров в курортных городах было поставлено на поток, и вполне обычным сувениром из Судака были изящные бусы из косточек лоха серебристого или раскрашенных в яркие цвета сухопутных ракушек-брахисов. Созданием украшений в определённом стиле особенно увлечены были представительницы зарождавшихся субкультур: фенечки и ксивники хиппи, панковкие ошейники и булавки делались исключительно вручную.

    Особое умение требовалось для окраски тканей. Неплохие по качеству натуральные ткани обычно были очень невзрачных фабричных цветов. Используя анилиновые и природные красители, серое можно было сделать изысканно лавандовым, а с помощью краски из коры скумпии или кожуры граната, с помощью воска превратить «скромненький синий платочек» в оперение жар- птицы. Во время подобных экспериментов кухни превращались в химические лаборатории в баках – выварках кипели жуткого цвета растворы, в ступах толклись для них ингридиенты, деревянными щипцами ткань извлекали из выварки, выполаскивали в ванне, и вывешивали на просушку. Красили всё, даже колготки. Именно так появлялись в то время не только рыже – бежевые, но и бордовые, зелёные, голубые колготки. Правда, при стирке они отчаянно линяли.

   Знаменитая фраза из «Лето в Простоквашино»: «Держись, дядя Фёдор, ещё три платья осталось!» во многом характеризует отношение женщин в то время к демонстрации своих нарядов. Наряжаться на работу считалось дурным тоном, многие к тому же работали в спецодежде, и отдых становился настоящим дефиле. Чемодан в отпуск собирали загодя, стремились выехать в Ялту, Сочи. Гагры, Юрмалу, где на набережной совершался променад.  Для таких случаев создавались вечерние туалеты – вязаные кружевные платья, костюмы из шёлка или модной синтетики.

   Оставшиеся от создания шедевров лоскутки служили другому божку – домашнему уюту. Из них шили лоскутные одеяла, разрезая старые вещи на полоски, вязали крючком коврики. К каждому такому изделию привязывался или пришивался кусочек души его создательницы, превращая его в оберег домашнего очага.