Государственное бюджетное учреждение Республики Крым «Музей-заповедник «Судакская крепость»

Заведующий Судакской крепостью Степан Григорьевич Романовский (материалы к биографии)

Степан Григорьевич Романовский - заведующий Судакской крепостью

Тимиргазин А. Д.

 

Заведующий Судакской крепостью

Степан Григорьевич Романовский

(материалы к биографии)

 

В различных периодических изданиях конца XIX – начала ХХ столетий, на протяжении нескольких десятилетий встречаются разнообразные сведения о судакском землевладельце и виноделе, заведующем Судакской крепостью Степане Григорьевиче Романовском (?-1905).

Больше всего сведений о С. Г. Романовском-виноделе содержится в брошюре Александра Альмедингена «Исследование крымских вин из имения «Ореанда» и садов судакской долины С. Г. Романовского-Романько, продающихся в Санкт-Петербурге, в складах Жоржа Рихтера» (СПб, 1889), один из экземпляров которой хранится в библиотеке «Таврика» Музея Тавриды (г. Симферополь). В виду большого интереса содержащейся в брошюре информации полностью приведем описание виноградарского и винодельческого хозяйства С. Г. Романовского в Судаке.

«В Санкт-Петербургские подвалы Жоржа Рихтера крымские вина поступают: из имения Ореанда, принадлежащего Его Императорскому Высочеству Великому Князю Константину Николаевичу, и из садов судакского помещика С. Г. Романовского-Романько

<...> Другие сады, вина которых поступают в погреба Жоржа Рихтера, расположены в различных местах Судакской и Айсавской долин; эти сады принадлежат С. Г. Романовскому-Романько. Один из этих садов находится на ровной местности, а остальные занимают холмистую местность с преобладающим уклоном на юг или запад. Почва виноградников г. Романовского-Романько в большинстве случаев шиферная, в различной степени выветрившаяся или серая глинистая; только небольшую часть приморского сада составляет кварцевый песок с большим содержанием извести. Лозы сажаются плантациями по сортам; перед посадкой земля перекапывается особой татарской лопатой сплошь на глубину пяти четвертей. Вообще все сады каждый год перекапываются на глубину 8 вершков; такая работа производится обыкновенно ранней весной или зимой. Одновременно с перекопкой, иногда же и раньше, производится обрезка виноградных кустов, которая поручается самым опытным работникам. В Судакских садах принято обрезывать все лозы, причем на стволе, смотря по силе куста, оставляют от 2 до 5 чубуков с двумя глазками. После подрезки, как только наступает теплая погода, виноградные кусты обмазывают смолой, сваренной с деревянным маслом; обмазывается каждый чубук кольцом у основания. Это делается с целью предохранить глазки от гусеницы бабочки Ampelophaga и черного долгоносика Otiorinchus. Такая обмазка принята во всех садах Судакской долины. Во время перекопки сада делают постановку кольев к кустам; подвязка молодых побегов к тычкам производится как только эти побеги разовьются на одну четверть аршина. Тогда же обламываются лишние побеги. В это же время делается обсыпка кустов серным цветом при помощи мехов, специально для того приноровленных. В августе в виноградниках С. Г. Романовского-Романько выпалываются сорные травы и делается чеканка чубуков, то есть укорачивание лоз с целью предоставить кисти действию солнца. Сбор винограда продолжается от начала октября до конца его, смотря по вызреванию винограда, недозрелый виноград ни под каким видом не снимается. Срезку кистей ножами производят дети под надзором прикащика; кисти кладут в шайки, а из шаек высыпают их в тарпы, т. е. большие ушаты с ремнями, приспособленные для носки на плечах.

Тарпы сносятся в тарапан или сарай, где производится давка винограда. Там кисти раскладывают на большие столы, сортируют и помещают на проволочные решетки для отделения ягод от гребешков. Ягоды под вальцами дробилки раздавливаются и вытекающий при этом сок идет по гуттаперчевым трубам в нижнее отделение и поступает в буты, т.е. бочки от 100 до 500 ведер. Мязга из дробилки бросается в круглые винтовые прессы и в течение суток подвергается сильному давлению; выжатый сок поступает также в буты, а выжимки из-под пресса закупориваются в хорошие бочки и хранятся там месяца 2-3, а потом из них выгоняется спирт. Так поступают с белым виноградом; приготовление же красного вина отличается тем, что сусло бродит на выжимках от 7 до 14 дней. Сусло бродит в закрытых чанах. По окончании бурного и тихого брожения, красное вино сливается по трубам в буты, а выжимки прессуются и поступают на выкурку спирта. После этого молодое вино поступает в подвал, где оно выдерживается. Через месяц красное и белое вино снимается с дрожжей и переливается в свежие бочки. Дрожжи собираются в особые бочки; густые из них оседают на дно, а наверху собирается чистое вино, которое почти еженедельно снимается в другую посуду; дрожжи идут на выкурку водки, но водка из них получается худшего качества, чем из выжимок. После первой переливки молодое вино еще мутное и сладковатое. В подвалах г. Романовского-Романько вино переливают один раз в месяц и благодаря такому тщательному уходу вино скорее стареется и делается таким прозрачным и чистым, как будто бы оно было оклеено. Во время переливки вина и вообще во весь период воспитания вина в погребе все внимание обращается на чистоту посуды. При переливке белого вина бочки закупоривают серой, а для красного – мускатным орехом. Переливка вина производится при помощи круговой помпы. При хорошем урожае все сады г. Романовского-Романько дают до 10000 ведер, при плохом 3000 ведер. Количества вина обуславливается количеством дождевых дней и степенью влажности. Через год вина из подвалов г. Романовского-Романько отправляются водным путем через Гибралтар в Санкт-Петербург, в погреба Жоржа Рихтера, откуда они и поступают в продажу года через 2-3»1.

Из данного описания можно сделать вывод, что судакские вина С. Г. Романовского отличались высоким качеством; он принимал участие в сельскохозяйственных выставках и даже отчасти участвовал в их организации. Так, например, одно из объявлений в газете «Севастопольский справочный листок» от 12 августа 1884 известно, что для предстоящей в октябре 1884 года в Ялте Выставки садоводства, табаководства и виноделия судакские виноделы Алексей Евсевьевич Полевой и Степан Григорьевич Романовский «взяли на себя обязательный труд отправлять всякие предметы, предназначенные для предстоящей Ялтинской выставки на место их назначения» по своему региону. В Симферополе аналогичное обязательство взяли на себя Николай Николаевич Бетлинг и Правление Симферопольского Общества Садоводства, в Севастополе инженерный полковник Александр Львович Бертье-Делагард, в Феодосии Густав Антонович Дуранте, в Алуште Антон Иванович Вуличевич, на станции Альма Лозово-Севастопольской железной дороги Владимир Иванович Конради2.

Значительно больше материалов о С. Г. Романовском можно найти в связи с его деятельностью на посту заведующего Судакской крепостью. Материалы эти по большей части опубликованы на страницах Записок Одесского Общества Истории и Древностей (ЗООИД). Одесское Общество было учреждено в 1839 году, и с первых же лет своего существования «обратило внимание свое сначала преимущественно на Крым, как в особенности известный древним писателям и изобилующий более чем другие страны Новороссийского края памятниками, достойными исследования»3.

В 1868 году в ведение Одесского Общества была передана Судакская крепость. Первым хранителем крепости после этого был назначен житель Судака, корреспондент Общества И. У. Паскевич. Его сменил заведующий Феодосийским музеем С. И. Веребрюсов, который имел возможность только наблюдать за крепостью. В 1879 году заведующим крепостью стал судакский садовладелец С. Г. Романовский4, несколько ранее, 30 сентября 1878 года, ставший корреспондентом Одесского Общества5.

В 1897 году в Петербурге состоялся VII Международный Геологический конгресс, в работе которого приняли многие ученые с мировым именем. В сентябре 1897 года участники конгресса совершили совместное путешествие по Кавказу и Крыму. В начале сентября 1897 года С. Г. Романовский получил извещение от секретаря конгресса де Фогдта о том, что в Судак на пароходе прибудут 160 геологов, которые желают осмотреть развалины крепости. За полгода до этого, в начале 1897 года, произошел обвал юго-восточного угла Консульской башни, в результате чего двор башни был завален камнем, а сверху осталось несколько нависших камней, грозивших падением. Доступ в башню оказался невозможен, и С. Г. Романовский приступил к расчистке обвалившегося камня и к снятию нависающих камней. Получив сообщение о прибытии в Судак участников конгресса, С. Г. Романовский нашел возможным израсходовать имевшиеся в его распоряжении 50 рублей, к которым он прибавил пять своих рублей, и устроил два моста – один через подвал Консульской башни, другой на месте подъемного моста. Кроме того, по его инициативе были исправлены дорожки в Судакской крепости, а в опасных местах оборудованы перила.

Геологи прибыли в Судак 17 сентября на пароходе «Ксения». Утром следующего дня они осмотрели крепость и остались очень довольны экскурсией. Как сообщала газета «Крымский вестник»: «19 сентября 1897 года, в 8 часов утра, участники геологического конгресса отправились на экскурсию в крепость, где их встретил настоятель феодосийской католической церкви Сапаров и член Одесского Общества истории и древностей С. Романовский. После отслуженного патером «Te-Deum» геологи осмотрели судакскую капеллу, генуэзские башни и другие средневековые памятники. После двухчасового осмотра и легкого завтрака, доставленного с парохода, геологи отправились осматривать судакские горы и пешком прошли в имение «Новый Свет» князя Голицына. Переход этот занял больше трех часов. Геологи собирали на горах кораллы и другие окаменелости. Во время экскурсии разъяснения давал профессор Фохт – постоянный житель и домовладелец Судака»6.

9 ноября 1897 года С. Романовский направил Одесскому Обществу письмо, в котором известил о проделанной в Судакской крепости работе и о состоявшейся экскурсии геологов, после чего указал: «Относительно препятствия дальнейшему обвалу Консульской башни трудно сказать что-нибудь определенное, но принимая во внимание, что уже прошло около ½ года после обвала и до сих пор новых трещин в стенах башни не появилось, то может случиться, что она в таком виде простоит десятки лет, восстановить же обвалившийся угол будет стоить очень дорого.

Гораздо большую опасность представляет западная стена воротной башни Якоба Торчелло, которая грозит обрушиться каждую минуту. Для ремонта этой стены требуется около 5 сажень каменной кладки на известковом растворе, причем камень может быть употреблен местный из развалившихся казарм, а работа с песком,  известкой и водою будет стоить около 150 рублей. <...>

Если Совет Общества найдет возможным разрешить ремонт стены башни Якоба Торчелло, то я бы просил выслать мне для этого 150 рублей»7.

Одновременно с Романовским письмо в Одесское Общество направил действительный член Общества, житель Судака Иван Петрович Щелков, в котором, в частности, поставил членов Общества в известность, что судакский помещик Капон захватил часть земли Общества, в связи с чем существует крайняя необходимость «обозначить в натуре границы принадлежащей Обществу земли»8.

Письма С. Г. Романовского и И. П. Щелкова были заслушаны 24 ноября 1897 года на 307 заседании Одесского Общества. Постановили: осуществить в Судакской крепости ремонт по представленному им счету, однако просить С. Г. Романовского в будущем, в виду крайней ограниченности средств Общества, воздерживаться от единоличных расходов. Просили также И. П. Щелкова сообщить более точные сведения о захвате земли Общества и о том, возможно ли в зимнее время произвести межевание, потому что в таком случае в Судак немедленно выедет комиссия Общества. И. П. Щелков в ответ сообщил, что проверка межевания неудобна раньше марта9.

27 марта на 310 заседании Одесского Общества снова вернулись к вопросу о «мерах к сохранению принадлежащей Обществу Судакской крепости в ее первоначальных границах». Постановили: «Командировать избранных уже ранее членов Общества для установления существования или несуществования межевых знаков и известить заведующего крепостью С. Г. Романовского и действительного члена И. П. Щелкова, что комиссия будет там на следующей неделе и просить принять участие в ее работах»10.

7 апреля 1898 года комиссия Одесского Общества в составе трех действительных членов Общества: Александра Кочубинского, Аркадия Логинова и Алексея Маркевича, прибыла на пароходе из Одессы в Ялту, где встретилась с почетным членом Общества А. Л. Бертье-Делагардом, который незадолго до этого производил реставрационные работы в Судакской крепости. Комиссия рассчитывала на участие А. Л. Бертье-Делагарда в поездке в Судак, однако семейные обстоятельства не позволили знаменитому ученому выехать из Ялты.

Вечером 8 апреля на попутном грузовом пароходе члены комиссии прибыли из Ялты в Судак. С. Г. Романовский встретил комиссию у пристани. Как отметила комиссия в своем отчете: «в течение трехдневного пребывания в Судаке она широко пользовалась гостеприимством названных выше местных членов Общества, тем более ценным, что летний сезон в Судаке еще не начался и приспособления для приезжающих сюда не были окончены. Сверх того, С. Г. Романовский и И. П. Щелков оказывали самую деятельную помощь комиссии в ее работах, несмотря даже на то, что И. П. Щелков все время пребывания комиссии в Судаке несколько недомогал. В виду этого комиссия полагает, что Обществу следует выразить действительным членам своим, Щелкову и Романовскому, искреннюю признательность»[11].

Утром 9 апреля комиссия с участием С. Г. Романовского приступила к осмотру межевых знаков на границах «земли при бывшей крепости Судакской», переданной в распоряжение Общества. Комиссия пользовалась межевой книгой согласно межеванию, произведенному землемером Толченовым 27 июня 1831 года и планом земли того же времени. Члены комиссии быстро обнаружили нарушение границы, допущенное соседним дачевладельцем Капоном, который захватил часть земли, принадлежащей Обществу. Выслушав мнение комиссии, приглашенные немецкие обыватели Судакской деревни, в том числе старшина Антон Аберле, старожил Даниил Гросс, 73 лет, помнивший обмежевание крепостной территории, Иван Гросс, Кегельман и другие, заявили, что межевой столб и яма действительно раньше находились на месте, указанном комиссией. Когда Капон строил дачу и устанавливал ограду, его предупреждали, что он распоряжается не своим местом. Площадь захваченной Капоном земли члены комиссии определили приблизительно в 300 квадратных сажень, что, по словам жителей Судака, в виду постоянно возрастающих цен на землю представляло значительную стоимость.

Члены комиссии совместно с С. Г. Романовским составили акт осмотра. Судакский сельский староста А. Аберле приложил к акту печать судакского сельского приказа. Было составлено также дополнение к акту, подписанное членами комиссии совместно с С. Г. Романовским и И. П. Щелковым. На основании этих документов комиссия предложила Обществу ходатайствовать в установленном порядке перед Министерством Земледелия и Государственных Имуществ о восстановлении межи Судакской крепостной земли согласно с планом и межевой книгой 1831 года. Акт и дополнение к акту были опубликованы на страницах Записок Одесского Общества Истории и Древностей[12].

В послеобеденное время 9 апреля комиссия с участием С. Г. Романовского осмотрела аварийно опасные участки Судакской крепости. 10 апреля утром комиссия по указаниям С. Г. Романовского осмотрела участок крепостной земли, отданный в наем Русскому Обществу Пароходства и Торговли. Остаток дня члены комиссии с участием С. Г. Романовского и И. П. Щелкова занимались составлением документов, которые были предоставлены Обществу.

После возвращения членов комиссии в Одессу Совет Общества в числе других рекомендаций предложил ассигновать в распоряжение членов Общества С. Г. Романовского и И. П. Щелкова соответственную сумму на ремонт крепостных башен, а также выразить им благодарность за оказанное содействие. Общество постановило представление Совета утвердить и по представлении сметы И. П. Щелковым и С. Г. Романовским по этому году отпустить на срочный ремонт башен 150 рублей.

Как следует из дальнейших протоколов Одесского Общества, конфликт с Капоном продолжался еще много лет и не закончился даже после смерти С. Г. Романовского. На 337 заседании Общества, которое состоялось 21 сентября 1901 года, было заслушано извещение Таврического губернского правления по губернской чертежной от 22 июня 1901 года за № 1711. Извещение гласило: «Возобновление меж дачи Судакской крепости поручено произвести помощнику губернского землемера Лукирскому, который приступит к исполнению этого дела приблизительно в ноябре 1901 года. В виду этого губернское правление просит Общество назначить для присутствования при возобновлении меж депутата, которого г. Лукирский мог бы вызвать». Совет Общества предложил избрать депутата из действительных членов Общества, постоянно проживающих в Судаке, то есть С. Г. Романовского или И. П. Щелкова[13].

15 сентября 1906 года, уже после смерти С. Г. Романовского, на 375 заседании Общества было заслушано предложение Главного Управления Землеустройства и Земледелия от 17 июня 1906 года за № 1048 с разъяснением, что «право пользования землею при бывшей Судакской крепости передано по Высочайшему повелению 2 июня 1868 года Обществу с обязательством заботиться о сохранении развалин крепости, а потому и принятие мер к охране целости земельного участка лежит всецело на обязанности Общества». Общество постановило на основании этого документа через коменданта крепости (которым после смерти С. Г. Романовского был И. П. Щелков) потребовать от гг. Капона и Шпангера вернуть захваченные земли, принадлежавшие Обществу[14]. 

Общественная деятельность С. Г. Романовского в Судаке не ограничивалась исполнением обязанностей заведующего Судакской крепостью. Он занимался благотворительностью, устраивал в Судаке спектакли, участвовал в организации елок для учеников и больных. Отдельные сообщения о таких мероприятиях содержатся в крымских газетах. Так, газета «Севастопольский справочный листок» от 9 августа 1884 года сообщает о спектакле, устроенном на даче С. Г. Романовского. Эта заметка интересна тем, что в ней содержится первое известное нам упоминание о дочери С. Г. Романовского Вере Степановне: «Монотонная и однообразная жизнь в нашей долине была нарушена приятным сюрпризом. Как приезжие, гости наши, так и все постоянные жители, узнали, что в воскресенье 23 числа, с дозволения начальства, на даче г. Романовского, любителями драматического искусства, в пользу судакской школы, будет исполнена комедия в 4-х действиях «В осадном положении», сочин. В. Крылова. Вечер был чудесный, немного ветрено только, и спектакль удался как нельзя лучше. Любители наши премило исполнили все четыре действия комедии. Все десять рядов стульев были заняты; сбор дал сто сорок рублей, которые все поступают в пользу судакской школы.

Нельзя не сказать сердечного русского «спасибо» гг. Романовским и г. Петрову. Благодаря средствам первых и труду и искусству последнего, устроена во дворе премиленькая сценка с декорациями и занавесью, куда угодно, хоть в столицу!..

Спектакль этот собрал публику в таком количестве, какого нам не приходилось видеть здесь даже в церкви!

Исполнение этой, вообще сухой, пьесы было просто, мило и естественно, несмотря на то, что некоторые исполнители играли в первый раз в жизни. Особенно же выделились игрой: В. С. Романовская, в роли жены г-на Черенкова, Е. Д. Засецкая, в роли экономки Мавры, И. Х. Пружанский (Лисатов) и Н. Д. Рончевский, с большим комизмом изобразивший Василия Захарыча Черенкова.

Порывы ветра мешали иногда ясно слышать монологи действующий лиц, особенно зрителям дальних рядов, но вообще публика осталась очень довольна проведенным вечером и благодарила гг. любителей, а некоторые просили их еще устроить вскоре спектакль, повеселее»[15].

Спустя почти пятнадцать лет газета «Крымский вестник» сообщила еще об одном благотворительном мероприятии в Судаке с участием семьи Романовских: «6-го января, стараниями феодосийского уездного земства, попечительницей судакского народного училища П.Х. Коровиной, при благосклонном участии семейства г. Меранвиль-де-Сент-Клер, профессора И.П. Щелкова и семейства г.г. Романовских, в классе нашего училища, заведываемом учительницею г-жею Севастьяновой, была устроена елка для учеников. Торжество началось в 6 ч. вечера пением учеников, под управлением преподавателя пения и законоучителя г. Шаркова: молитв, тропарей народного гимна и пр. песен. Потом были показаны туманные картины с объяснением их содержания.

Далее, сказаны детьми довольно бойко стихи и басни. И, наконец, открыта дотоле задрапированная, довольно нарядная елка, после чего были розданы ученикам закуски и подарки, состоявшие из материй на рубахи и платья, письменных принадлежностей, книг лакомств.

Присутствовали и принимали участие вышеупомянутые лица: почтенный проф. И. П. Щелков, г.г. Меранвиль, Ревелиотти, Романовские, Алексеевы и другие. Присутствовали также родители учеников и посторонние зрители.

В общем, вечер прошел весело, и в особенности сияли личики малюток, давно чаявшие торжества.

7-го числа туманные картины были демонстрированы в здании лечебницы больным в присутствии медицинского персонала, что в общем имело ободряющее значение для немощных, доставив им некоторого рода удовольствие»[16].

Степан Григорьевич Романовский скончался в 2 декабря 1905 года. 21 февраля 1906 года на 372 заседании Одесского Общества председатель Э. Р. фон Штерн собщил о смерти действительных членов Общества Николая Ивановича Ленца и Степана Григорьевича Романовского. Память почивших почтили вставанием. На этом же заседании заведовать Судакской крепостью предложили жителю Судака Ивану Петровичу Щелкову[17], который в ответном письме поблагодарил за назначение[18].

Представляется, что в различных письменных источниках, а также архивах Крыма и Одессы можно выявить и другие материалы, связанные с жизнью и деятельностью Степана Григорьевича Романовского. Из уже имеющихся у нас сведений возникает образ человека образованного и бескорыстного, обладавшего разносторонними интересами, активно участвовавшего в культурной жизни Судака, много лет своей жизни посвятившего охране уникального памятника истории и архитектуры – Судакской крепости. В семье Степана Григорьевича родилась и выросла Вера Степановна Гриневич, подруга сестер Герцык, «… одна из очень интересных и очень своеобразных женщин эпохи русского Ренессанса. Она жила вдохновением. Огнем вдохновения, который никогда не угасал в ней, она старалась зажечь души окружавших ее друзей. Она стремилась к подвигу и на этот подвиг звала других…»19

Как написала однажды София Парнок: «Там родина моя, где восходил мой дух…»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

 

1 Альмединген.  Исследование крымских вин из имения «Ореанда» и садов Судакской долины С. Г. Романовского-Романько, продающихся в Санкт-Петербурге, в складах Жоржа Рихтера. – СПб, 1889.

2 Севастопольский справочный листок, 12 августа 1884, № 65

3 Записки Одесского Общества Истории и Древностей (далее ЗООИД). – т. 1. – отделение 3. – Одесса, 1844. – с. 571.

4 Состав Императорского Одесского Общества Истории и Древностей в 1839-1901 гг.//ЗООИД, т. XXIV. – Одесса, 1902. – с. 106.

5 ЗООИД. – Одесса, 1879. – т. 11. – с. 438.

6 Экскурсия геологов в Крыму. Керчь и Судак //Крымский вестник, 23 сентября 1897, № 248.

7 307 заседание Императорского Одесского Общества Истории и Древностей 24-го ноября 1897 года //ЗООИД. – Одесса, 1898. – т. 21. –  отд. 5. – с. 12-13.

8 Там же, с. 14.

9 308 заседание Императорского Одесского Общества Истории и Древностей 26-го января 1898 года //ЗООИД. – Одесса, 1898. – т. 21. –  отд. 5. – с. 32.

10 310 заседание Императорского Одесского Общества Истории и Древностей 27-го марта 1898 года //ЗООИД. – Одесса, 1898. – т. 21. –  отд. 5. – с. 49.

[11] 311 заседание Императорского Одесского Общества Истории и Древностей 29-го апреля 1898 года //ЗООИД. – Одесса, 1898. – т. 21. –  отд. 5. – с. 53-54.

[12] Там же, с. 53-58.

[13] 337 заседание Императорского Одесского Общества Истории и Древностей 21-го сентября 1901 года //ЗООИД. – Одесса, 1902. – т. 24. –  с. 59.

[14] 375 заседание Императорского Одесского Общества Истории и Древностей 15-го сентября 1906 года //ЗООИД. – Одесса, 1907. – т. 28. –  с. 18.

[15] Севастопольский справочный листок, 9 августа 1884, № 64.

[16] Крымский вестник, 15 января 1897, № 13.

[17]372 заседание Императорского Одесского Общества Истории и Древностей 21-го февраля 1906 года //ЗООИД. – Одесса, 1907. – т. 28. Приложение. –  с. 1-2.

[18] 373 заседание Императорского Одесского Общества Истории и Древностей 26-го апреля 1906 года //ЗООИД. – Одесса, 1907. – т. 28. Приложение. –  с. 10.

19 Цитируется по: Сестры Герцык.  Письма. – М., 2002. – с. 409.

 

Автор: А. Д. Тимиргазин