Государственное бюджетное учреждение Республики Крым «Музей-заповедник «Судакская крепость»

Храм XIII – XV вв. в портовом районе Судакской крепости

05.10.2017 10:31

Храм в портовой части крепости

         В полевом сезоне 2017 года Юго-Восточная Крымская археологическая экспедиция Государственного Эрмитажа продолжала исследования на раскопе № 10, где был открыт храмовый комплекс XIII – XV вв.

 Раскоп адаптирован к пересечённому рельефу: северная часть с храмовым комплексом расположена на скальном выступе в западной оконечности горы Крепостной. Южнее скальной площадки с остатками храма, уровнем ниже прослежены скальные подрубки основания для опорной стены. Далее на юг, ниже по склону, обнаружена другая опорная стена, которая длинной осью расположена с запада на восток и поворачивает на север в сторону храмовой площадки. Таким образом на этом участке раскопа мы проследили южную границу храмового комплекса с прилегающим к нему могильником в виде каменных ящиков, прослеженных на поверхности. С западной стороны скального выступа на котором находится храм, также выявлены погребальные сооружения с каменными конструкциями.

Дневная поверхность храмовой площадки представляла собой травянисто- дерновый слой, поросший кустарником, который покрыт наносными отложениями мелкой каменной породы и крупными скальными валунами.

Раскопки велись от обнажённой скальной оконечности выступа с юга на север. В результате этих работ выявлены архитектурные руины христианского храма ориентированного длинной осью восток – запад с небольшим отклонением. Судя по остаткам руин и скоплению развалов, стены храма были возведены из рваного камня местных пород с преобладанием плитовидных форм разного размера.

          Основания сохранившихся стен стоят на подрубленном скальном материке. После расчистки каменных завалов явно читаются остатки центрального храма и северного придела с полукружиями апсид.

Исследованный храмовый комплекс состоит из разновеликих компартиментов (архитектурные группы, отражающие внутреннее построение здания). Самым большим является прямоугольное помещение наоса (центральная часть христианского храма) основного храма с размерами интерьера 5,40 х 2,55 м, с востока завершающееся апсидой глубиной 1,7 м. С запада к наосу примыкает небольшой нартекс (западный притвор христианского храма) с размерами интерьера 1,75 х 2,65 м, соединяющийся с наосом проходом шириной 1,23 м. С северной стороны к восточной части наоса примыкает небольшой придельный храм размерами около 1,8 х 1,8 м, с востока завершающийся апсидой глубиной 1,0 м. Не исключено, что с южной стороны к восточной части наоса примыкал симметричный придельный храм. Общие размеры сохранившихся и исследованных частей комплекса (наос, нартекс и северный придельный храм) составляют 10,8 х 5,5 м. Перечисленные архитектурные объемы комплекса имеют общие стены, между ними отсутствуют вертикальные швы, что позволяет считать комплекс построенным одновременно по единому замыслу.

             Комплекс находится на скальном склоне, имеющим вертикальные подрубки скалы для строительства подпорной стены, ограничивавшей и поддерживавшей террасу храма с юга, подрубки для возведения северной стены северного придельного храма, для фундаментов апсид, а также для неизвестных пока конструкций к северо-западу от храма. Перед возведением комплекса было сделано выравнивание площадки, в южной части которой была устроена искусственная терраса. В пределах основного храма скальная площадка была дополнительно вымощена постелистыми плитами, на которых в дальнейшем без какого-либо цоколя возведены стены, а сами плиты являлись полом наоса основного храма, за исключением алтарной части. Северный придельный храм не имел такой подготовки, его полом служила подрубленная скальная площадка, а тонкая кладка нижней части его северной стены, от которой ничего не сохранилась, заполняла вырубку в скале.

Основной храм:

Стены сложены из постелистых плит песчаника, толщина стен составляет около 0,6 м. Относительно хорошо сохранилась нижняя часть северной стены основного храма – на три, в некоторых местах на четыре ряда кладки. Северо- восточный угол основного храма оформлен дополнительным уступом от которого сохранился лишь один нижний тесаный блок желтого ракушечника); кладка юго-восточного угла не сохранилась, но отпечаток раствора на плите вымостки свидетельствует, скорее всего, о симметричности конструкций. Никаких других пилястр или выступов в основном храме не прослеживается. Постройку, таким образом, следует определять, как однонефный или зальный храм. Почти в самом центре северной стены наоса прослеживаются остатки дверного проема шириной 0,60 м, отмеченные особенностями конструкции порожной части, забутованной с применением мелких плоских валунов. Южная стена алтарной части сохранилась лишь в виде нескольких плит in situ (не перемещен со своего места) и отпечатков раствора нижнего ряда кладки на плитах вымостки. Южная стена практически не сохранилась, на ее месте зафиксирован ряд ограбленных погребений, перекрытых вторично употребленными плитами вымостки. Первоначальная плитная вымостка в западной части наоса также сильно повреждена погребениями, где в качестве крышек вторично использованы те же плиты пола.

Пол алтаря был поднят относительно пола наоса, примерно на 20 см, и вымощен правильными тесаными плитами желтого ракушечника толщиной около 10 см, уложенными на подсыпку из глины с известковым раствором. На плите, размещенной в северо-восточном углу, сохранилось выдолбленное углубление диаметром 12 см, вероятно, под столбик. Не исключено, что в этом углу располагался небольшой жертвенник в виде столика на двух столбиках. Следов престола прослежено не было.

Нартекс основного храма:

Нижние части стен нартекса сохранились не на всем протяжении. Совсем не сохранился юго-западный угол. Трасса западной стены реконструируется по пятну раствора на скале. Южная стена, вероятно, имела проход, сдвинутый к западу, о чем свидетельствует сохранившийся восточный откос проема и заполированная от хождения поверхность скалы к западу от него. Хорошо сохранилось основание широкого проема (портала) с северной стороны, сложенного из капсельского ракушечника. Портал, видимо, являлся парадным, что достаточно необычно. Тесаные блоки ракушечника из развала рядом с порталом свидетельствуют об арочной конструкции его завершения.

Северный придельный храм:

Отсутствие прохода из этого компартимента в наос или алтарь основного храма исключает возможность интерпретации его как жертвенника. Кроме этого он явно изолирован от наоса и открыт на запад порталом шириной 0,82 м, оформленным аркой из тесаных блоков капсельского ракушечника. Уровень пола на 30 см выше уровня пола наоса. Эти особенности приводят к интерпретации компартимента как отдельного придела, вне зависимости от того, имелась ли к западу от него крытая галерея. На южной стене храмика сохранилось оформление плоской ниши шириной 1,4 м и глубиной 17 см. Боковые грани ниши выложены с использованием капсельского ракушечника. Вероятно, нишу перекрывала арка из того же материала. Откосы ниши образуют в углах храма характерные угловые выступы. Если на рухнувшей северной стене располагалась симметричная конструкция, то план храма имеет явное сходство с планами храмов распространенного типа «компактного вписанного креста».

 

Южный придельный храм (?)

Площадь устроенной для возведения храма террасы простирается на 3 м к югу от южной стены основного храма. Этого пространства было достаточно для возведения симметричного северному южного придельного храма или даже галереи. К сожалению, в результате обрушения и оползания террасы по склону от этих конструкций сохранился лишь отпечаток раствора нижнего ряда кладки, отступавшей примерно на 40 см к югу от фасадной поверхности южной стены и по очертаниям очень похожий на симметричный выступ северной стены основного храма, одновременно образующий южный откос западного входа в северный придельный храм.

 

Строительная техника:

Наиболее заметным приемом строителей исследованного храма является дифференцированное использование строительного материала – плитняка и ракушечника. Плитняк использован в качестве основного материала стен, арок и сводов. Капсельский ракушечник, более пористый и менее плотный, чем плитняк, специально применен только в отдельных арочных и сводчатых конструкциях. Вероятно, это было сделано не столько для их облегчения, сколько с явным намерением подчеркнуть, сделать парадными эти конструкции за счет регулярного характера квадровой кладки (северный портал нартекса и западный портал северного придельного храма). В то же время, регулярная квадровая фактура кладки купольного свода наоса была скрыта штукатуркой с росписью. Возможно, сам факт наличия в составе строительной бригады опытных мастеров-каменотесов привел к выбору именно ракушечника, легко поддающегося теске, а не плитняка, для возведения купольного свода.

 

Проблемы реконструкции:

Для реконструкции системы перекрытий храма определяющей является находка в 2016 г. в центральной части наоса храма in situ развала кладки свода. В развале обнаружено 35 целых тесаных блоков из капсельского ракушечника, один торец которых имеет вогнутую поверхность как в плане, так и в сечении, что однозначно свидетельствует о сферической поверхности конструкции свода. Напротив, блоков с вогнутостью плоскости торца только в одном направлении, которые могли бы составлять цилиндрический свод или барабан, не было найдено совсем (впрочем, как такой свод, так и подпружные арки могли быть сложены и из плит). Более 10 блоков сохранили на вогнутой поверхности остатки тонкого слоя фресковой штукатурки с обильной примесью соломы (сама роспись не сохранилась, что, скорее всего, свидетельствует о ее выполнении в технике al seco, а не по сырой штукатурке). Характер развала не позволяет отнести блоки к фрагментам конхи апсиды, зенит которой находился на расстоянии 3,5 м к востоку. Таким образом, можно уверенно говорить о том, что наос венчал купольный свод, опиравшийся на парусные конструкции, и судя по имеющимся материалам, не имевший барабана. Следовательно, стоит указать также на необходимость соотнесения храма с распространенным в византийской провинции типом «купольного зала», хотя плановые характеристики постройки (отсутствие внутренних опор – лопаток, пилястр, выступов – и относительно небольшая толщина стен) не дают для этого никаких оснований.

Купол должен был опираться на продольные и поперечные подпружные арки. Стандартным решением в рамках типологии купольного зала являются подпружные арки, опирающиеся на пристенные пилястры или пилоны, какие-либо признаки которых здесь полностью отсутствуют. Если все же искать в плановой структуре здания намеки на расположение поперечных арок, таковые можно отметить в западных углах наоса, выделенных с его внешних южной и северной сторон симметричными небольшими утолщениями в 12-20 см, продолжающимися за линию восточной грани западной стены наоса на 25 см. Возможно, они служили для усиления угловых узлов кладки для опирания поперечной подпружной арки, примыкавшей к западной стене наоса. Необычные узлы кладки в восточной части, по крайней мере один из которых служил южным основанием арки портала северного придела и восточным обрамлением северного входа в наос, могли служить основаниями для восточной поперечной подпружной арки. В таком случае купол был сильно смещен в западную часть храма, что мало характерно для типа купольного зала и вообще византийских храмов, плохо сочетается с размещением северного и южного (?) входа в наос, но хорошо согласуется с местом падения блоков кладки. Другим, более распространенным и привычным вариантом могло быть размещение купола в самом центре здания, так, что северный вход оказывался на оси, проходящей через центр купола, а предполагаемая алтарная преграда – непосредственно под восточной подпружной аркой. Поперечные подпружные арки в таком случае должны были опираться на консоли, а последние должны были быть заложены в кладку выше завершения глухих ниш северного и южного (?) приделов, прорезающих с внешней стороны соответственно северную и южную стены наоса. Применение консолей для опоры подпружных арок известно, например, в конструкции свода расположенной поблизости средневековой церкви «Двенадцати апостолов».

 

Внутри храма обнаружено более 500 единиц архитектурных деталей от арочных конструкций и барабана и более 1500 фрагментов строительной черепицы, которой была покрыта крыша сооружения, часто встречались фрагменты оконного стекла и свинцовых пластин.

В слоях разрушения и на уровне пола в периметре храма обнаружены немногочисленные фрагменты красноглиняной неполивной и поливной посуды в виде кувшинов, чаш, тарелок и крышек, пифосов и амфор.

В этих же слоях постройки обнаружены предметы из глины, металла, кости, стекла и камня относящиеся к церковной утвари.

В этом сезоне исследовано несколько могильных комплексов в периметре храма и к западу от постройки. Все погребённые захоронены по христианскому обряду. Могилы ярко представлены различным погребальным инвентарём и монетами.

Нумизматический материал в сооружениях и слоях раскопа хронологически представлен в рамках XIII – XV вв., однако на полу храма in situ зафиксированы монеты конца 13 века. Более поздние монеты встречались в слое пола в арочном проходе северного компартимента постройки и, по-видимому, связаны с восстановлением храма в 15 веке, который так и не был закончен.

                                          Начальник Юго-Восточной Крымской

         археологической экспедиции Государственного Эрмитажа РФ

                                                   В.Д. Гукин